Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:56 

Хлебные крошки.

Если бы я разбирался в геральдике, то по старинному гербу, прикрепленному к кованым воротам старой фамильной усадьбы, я смог бы рассказать, к какому из древних и знаменитых родов принадлежала Полина Элае, дом которой в данный момент полон людьми в погонах и серых фуражках.
Там же находится и сама Полина, очень симпатичная девочка двадцати трех лет, вернее то, что от нее осталось: маленький, обглоданный, слегка влажный скелет, на котором сохранились обрывки окровавленной одежды. Старший лейтенант Шувалов, расхаживая по мрачному залу старого каменного дома, беспрестанно бормотал, вроде бы ни к кому не обращаясь, но так, чтобы слышал эксперт, работающий рядом: «в первый раз вижу нечто подобное. За всю мою практику ничего подобного не случалось…» Хотя судя по возрасту, практики за его плечами было года три, не более. Внезапно старлей остановился как вкопанный и замолчал. На стене висел портрет Полины, написанный неизвестным художником во весь рост, который поражал и более окрепшие и искушенные умы. Девушка сама по себе была красоты неописуемой, но сложно кого-либо удивить красотой женской. Ведь не так уж мало женщин великолепно красивых. Но ее взгляд… Ее взгляд как будто говорил: « ты будешь моим ковром, я буду ходить по тебе и вытирать о тебя ноги в тот момент, когда мне этого захочется. А пока живи». И от подобной красоты остались только обглоданные, слегка влажные кости. Романтика Шувалова обуяла ярость. Именно в этот момент наивный лейтенант принял роковое решение: любыми путями разобраться в деле и наказать виновных.

Если смотреть на изящные, тонкие кости Полины, то на первый взгляд здесь поработали крысы. Но это только на первый взгляд. Во-первых: нигде на полу не было крови. Создается впечатление, что ее чисто вымыли. Во-вторых: на костях не осталось ни куска живой плоти. Для этого крыс должно было быть не менее нескольких сотен. И, наконец, в-третьих: не осталось даже содержимого желудка, чем побрезговали бы даже крысы.

Восемнадцатого июля у Полины был день рождения. Именно в этот день ей исполнились двадцать три. К вечеру ее дом был полон гостей. В этом девушка могла себе не отказывать. Жила она одна. Когда ей было восемнадцать, ее мать узнала об отношениях отца Полины с его секретаршей. Будучи человеком эмоциональным и импульсивным, она напилась в любимом баре, и, сев за руль своего Ниссана выехала за город, где на бешеной скорости лоб в лоб встретила грузовик. Она просто не заметила его из-за грузовика, который в тот момент обгоняла. Отец, несмотря на интимную связь с собственной секретаршей, все же безумно любил свою жену, и после ее смерти запил. Год Полина была предоставлена сама себе, а после отец умер, оставив ей после себя большой дом, лексус, которым Элае младшая принципиально не пользовалась, хотя права были, и солидную сумму ежемесячного процента в банке с невероятного капитала.
Полина была очень чистоплотной, на ее кухне никогда не оставалось грязной посуды, а в комнатах потолки никогда не успевали зарастать паутиной. Но этот вечер удался и Элае напилась. Уже в половине двенадцатого она попрощалась с гостями-сокурсниками и поднялась на второй этаж в свою комнату. Гости, большинство которых учились на одном курсе, и которых она хорошо знала, привыкли злоупотреблять гостеприимством добродушной, щедрой хозяйки и вечеринка продолжалась уже без ее личного участия.
Уже за полночь друзья разбрелись по домам шумными, веселыми компаниями, а приблизительно в половине третьего проснулась Элае, от жуткой сухости во рту. Полежав минут пять, она решила спуститься на кухню и выпить стакан воды. Спускаясь по лестнице, Поля услышала шум и остановилась. Сердце гулко билось. Судя по звуку, на кухне уронили чашку. Но разобраться было нужно, и девушка медленно, шаг за шагом продолжала двигаться в сторону кухни. Она ожидала увидеть что угодно: крысу, воров, кошку, непонятно откуда взявшуюся, мышь. Но то, что она увидела, ее просто шокировало. Дежурное, мягкое освещение ламп буфета слабо освещало стол, с которого всю посуду гости убрали в раковину, но не подумали протереть крышку самого стола. Крошки хлеба, кексов и печенья густо покрывали поверхность и их поедали весьма странные существа. Это были просто пушистые шарики желтого цвета, или, если хотите, колобки, с черными бусинками-глазами. Полина застыла в дверях, наблюдая эту картину. Мелкие, желтые комочки, которых было здесь около дюжины, издавали мягкие, приятные, мурлыкающие звуки. Иногда они немного подпрыгивали, и слышалось нечто вроде «чмок».
Не сознавая, что делает, Поля подошла ближе. Желтые комочки, которых девушка успела окрестить цыплятами. На секунду существа замерли, но потом снова принялись поедать крошки. Через пятнадцать минут крышка стола уже была чистой. В углу старый деревянный пол рассохся, и плинтус отошел в сторону. Образовалась щель. И туда-то, плашмя упав со стола, и уползли «колобки». Чувство страха у Полины прошло и очень захотелось спать. В эту ночь ей приснился дивный сон. Поле снилось, что она свет. Не просто луч, а каждый фотон, который движется от солнца к земле, и каждым фотоном она чувствует чудное тепло. Проснувшись, она чувствовала себя потерянной, весь день думала о ночном происшествии. В свете дня, увиденное ночью казалось нереальным, диким бредом и наркотической галлюцинацией. Но Элае никогда не принимала наркотиков.
-Жень, привет!
-Привет, Поля! Как ты?
Женька была ошарашена. Обычно лучшая подруга никогда не звонила сама. Это она, Женька, боготворила красавицу подругу и немного завидовала тому, как на Полинку раскрыв рот, смотрит каждый парень института.
-Жень, приезжай в гости. Посидим, поговорим…
Через час за чашкой кофе Женька как на сумасшедшую смотрела на подругу и молчала.
-Коньяк в кофе долить?
Женя вздрогнула.
-Нет-нет. Спасибо. Ты знаешь, мне еще к Лешке заскочить нужно. Он же… ты знаешь… да…
Опустила глаза и принялась копаться в сумочке, перебирая бессмысленно попадавшиеся в руки помады, ключи и прочее, казалось бы, ненужное барахло.
Наскоро попрощавшись, Женька ушла. Полина Задумчиво допила свой кофе. Итак, лучшая подруга считает, что у нее поехала крыша. Что ж, пусть так. Нужно бы насыпать крошек на стол. Посмотрим, придут ли сегодня.
В эту ночь колобки снова пришли. Снова жадно поедали крошки, оставленные Полиной, и приятно урчали. Как и в прошлую, в эту ночь Элае снова видела странные, феерические сны. Через некоторое время, уже «подсев» на эти сны, девушка, наконец, связала их с появлением загадочных существ.
С тех пор колобки стали являться каждую ночь. Полина перестала бояться их. Более того, она стала бояться, что они не придут, и она не увидит очередной прекрасный, приносящий столько удовольствия сон. Девушка стала нелюдимой, отгородилась от старых знакомых, стала реже появляться в институте. Через некоторое время начала эксперементировать. Она стала оставлять на столе не только хлеб, но и разные крупы, и кусочки мяса. «Цыплята» оказались всеядными. Поля даже завела диктофон, и стала записывать туда свои наблюдения. Впоследствии его нашел старший лейтенант Шувалов, но никому не показал.
Все шло своим чередом. Колобки приходили, ели, уходили. Полина видела свои сны и записывала наблюдения на диктофон. Позже Элае осмелела настолько, что стала подходить очень близко. Странные существа, количество которых очень медленно, но неуклонно росло, позволяли себя касаться. Только настороженно замирали и не шевелились, лишь бусинками-глазами наблюдая за движениями Поли. Возможно, все так и продолжалось бы, если бы Полине однажды не пришла в голову одна безумная идея.
Это был обычный день. Все было как всегда. Полина проснулась счастливой. Во сне она была вселенной, внутри которой теплилась жизнь планет, и сущность бытия раскрывалась просто, как грецкий орех. Странные существа, приходящие каждую ночь, уже стали привычными как домашние питомцы. Элае занималась обычными делами, что то напевая себе под нос и придумывая что бы купить на ужин «цыплятам». Может быть кошачий сухой корм? Нужно вызвать такси и съездить в город. Да и себе нужно закупить продуктов и туалетных принадлежностей. Набрала номер такси. «Извините, свободных машин нет. Позвоните позже». Поля чертыхнулась. Как же, свободных машин нет… В отдаленные районы посылать не хотят! Набрала другой номер, но после первого гудка нажала сброс. А что если… Да нет, бред какой… Что если ничего им не положить? Придут или нет? Конечно, Полине не хотелось потерять очередной приятный сон, но любопытство взяло верх.
Тусклый свет все так же освещал крышку стола, но протертую и чистую. Диктофон в режиме записи. Шувалов почувствовал, как зашевелились волосы на его голове во время прослушивания. Послышался знакомый шорох под плинтусом. Идут. Полина затаив дыхание ждала. Вот. Все как обычно. Ползут, словно присоски по ножке стола. Хорошенькие… Вот уже на поверхности. Момент. Элае как будто даже почувствовала изумление пушистых шариков. Что-то не так. Противное повизгивание. Дикий, ужасный, пронзительный визг. Все эти глазки смотрят на нее, Полю, одинокую, беззащитную девочку. За долю секунды вихрь эмоций пронесся в голове Полины. И даже какая-то часть мозга успела отметить, что эти существа уже не были приятными и умиляющими. Они были ужасны. Желтый пух уже не был пухом. Это была жесткая щетина, торчащая дыбом. Бусинки глаза смотрели злобно. И зубы. Оказывается, у них есть зубы! Маленькие, острые, как бритвы зубы. Вопль вырвался из легких Полины. Она почувствовала, как один из исчадий вцепился в нее и вгрызается в желудок. Еще и секунда, и он будет внутри. Элае оторвала визжащее существо и отшвырнула в сторону, но на его место пришли несколько других. И все больше приходило из-под плинтуса на этот дикий пир. Через несколько секунд все было кончено. Обглоданный скелет девушки упал на пол, а под плинтус уползали окровавленные, пушистые колобки. Так закончилась история молодой девушки и ее знакомство с Тем, Чего Не Может Быть…
Да, забыл кое-что еще… Спустя месяц в доме Элае слышали выстрелы. Чуть позже там нашли еще один скелет. И серую фуражку. И документы на имя Шувалова Романа Родионовича…

URL
   

Записки потерпевшего

главная